Начало пути. Выбираем регион!

Куда податься молодому викингосу?


Муки выбора или «и так сойдет»?

«Выбор региона» – это один из первых шагов новичка в реконструкции, но именно он определяет дальнейшее движение материальной базы. Банальная вроде бы вещь, однако, первостепенная. Потому как на современном этапе развития движения уже недостаточно просто хотеть «быть викингом (русичем и т. д.)», важно определиться и с тем местом, откуда этот самый викинг впервые на драккар ступил.

Представим сугубо приземленную картину. Возьмём абстрактного жителя планеты Земля, абсолютно не абстрактно интересующегося историей, жизнью в палатках, ремеслами и другими странными в век айфонов штуками, типа охаживания друзей стальными предметами. Короче говоря – у нас имеется некий любитель “life history”. Предположим, что этому господину (госпоже) интересен период раннего Средневековья, а именно Северная Европа, сиречь – Скандинавия. Замечательно, а далее вроде бы все просто – выбрали наиболее приглянувшееся название и начинаем ваять вещицы, согласуясь с каталогами находок. Это вариант, конечно, но не лучший. Часто так бывает, что за названиями и перечнем раскопанного забывают о самих местах, об их истории, традициях. Прискорбно, что выбор «малой родины» ведется по самой толстой подшивке некрологов в местной газетенке или фотоальбому наикрасивейших надгробий. Абсурд?

Как есть. Ко всему этому добавляется интересная особенность: рассказать о фибуле под таким-то номером человек может, а о месте, где ее выкопали и, соответственно, обитает его «исторический прообраз» – нет. Короче говоря, предлагаем вам кое-какие данные о самых любимых реконструкторами центрах Скандинавии, дабы на стадии задумывания своего «персонажа» вы, фигурально говоря, понимали, где он, собственно, жил. Кстати, может статься, что история города/местности окажется весьма любопытным чтивом, и ваш образ, пополнившись интересными фактами, заиграет новыми красками. Все лучше серости сухого перечня находок и желания уровня: «вот тот браслетик я очень хочу себе, потому типа из Киева». Глядишь и заинтересованные конкретными местами появятся.

Кроме того надеемся, что статья «пояснит», почему КИР Jarnsida пошел по пути бОльшего сопротивления и с умыслом остановился на работе «в одном регионе», несмотря на все минусы данного ограничения. Нам интересен Готланд, хоть он не хуже и не лучше других местностей. В любом случае в тексте есть материалы не только по этому острову. Немного пробежимся по ближайшим соседям, дабы было с чем сравнивать разные точки на карте.

Итак. Каковы варианты? Их не так уж и много, ведь реконструктор неизбежно вращается вокруг «центров притяжения», под которыми понимаем вал археологических и иных источников. Для раннего Средневековья письменные источники часто лишь условно пригодны к использованию, потому области с высокой концентрацией успешных археологических изысканий привлекают наибольшее внимание.

Учитывая вышесказанное, не удивляет, что привычными «центрами появления ранятников» выступают места, где больше «выкопали» (условно): Бирка, Готланд, Хедебю, Норвегия (реже) и Русь (Гнёздово, реже Рюриково городище и т. д). Причем именно три первых, стоят во главе списка, поскольку и вещей в тех местах нашли порядком, и изучены они хорошо, да и сами места весьма невелики по размерам. Достаточно часто слышатся речи: «Реконструирую Бирку/Хедебю (а не «свеонов», например, или «данов»). Перечень, конечно, не полный: есть еще круглые крепости, Осло-фьорд, Британские, Оркнейские, Овечьи и иные острова, Исландия, Гренландия и т. д. и т. п. Все так, но большинство реконструкторской братии уделяет внимание именно первой троице, наверное, потому, что там «всего много». Статистика. Теперь, словами одного киногероя, возьмем телескоп и посмотрим поближе…

Соседи со схожей историей

Бирка и Хедебю как значимые центры возникли почти одновременно: на стыке VIII-IX веков.

Если верить «Анналам франкских королей», конунг данов Готфред приказал своим людям возвести вал вдоль южной границы своих владений. Мера понятная – его сосед, Карл Великий, любил хаживать с войском по близлежащим землям. Стройка затянулась на три столетия с полтиной, но сооружение смогло поучаствовать и в современных войнах. Там же говорится, что этот самый Готфред разорил славянский город Рерик и заставил тамошних купцов да ремесленников переселиться в порт Sliasthorp («усадьба на Шлей»). Именно на судоходной реке Шлей располагался Хедебю (Хайтабю) – «город язычников». От него можно было волоком пересечь основание полуострова Ютландия и оказаться в Северном море. Зачем? Рекламировали этот путь примерно так: «Всего 20 километров физических упражнений, и вы оставляете за спиной пролив Каттегат с его проливами, дрянной погодой и невоспитанными пиратами!». Сказка же! Еще раз город «на Шлей» упоминается в жизнеописании миссионера Ансгара – имелся ли в виду Хедебю – не ясно. Примерно в 900 году поселением овладели свеоны и укрепились в нем на треть столетия. В 934 году германский король Генрих I Птицелов обложил город данью, позднее тут же появилось епископство, и даже чеканилась монета. Сюда же шел поток товаров с «Пути из варяг в греки» – Хедебю стал этаким перевалочным пунктом между западом и востоком. Примерно тогда же арабский путешественник Ат-Тартуши побывал в тех местах и совсем не лестно отозвался о богатстве города. Где-то в 980-е поселение возвращается под власть данов. А около 1050-го его захватил, разграбил и сжег Харальд Хардрада – на этом месте можно ставить точку. Некоторая активность там еще теплилась по инерции, но как крупный центр Хедебю ушел в историю. Итак, 24 гектара, 250 лет истории и уйма захоронений – вот вам один ориентир.

Бирка – это, строго говоря, лишь один из нескольких городов и поселений, носивших таковое название. Сейчас, произнося привычное слово, имеют в виду поселение на острове Бьоркё, около озера Меларен, что в 30 километрах от Стокгольма. До начала IX века неподалеку находился другой центр торговли и ремесел – Лиллё, но постепенно на первые роли вышла именно Бирка. Поселение представляло собой «город купцов», по крайней мере большинство находок так или иначе связано с торговой деятельностью. Судя по тому, что превалируют вещи и монеты из арабских и иранских стран, шелк из Поднебесной, византийская парча и так далее – Бирка представляла собой место встречи потоков товаров с Запада и Востока, с акцентом на последний. В IX веке тут чеканилась собственная монета, но вскоре город пришел в упадок – самые поздние из найденных монет датируются 960-ми годами. Причем здесь нет следов тотального погрома, как в Хедебю. Есть мысль, что причина запустения банальнее – оскудели реки товаров с Востока. Причиной мог стать, например, погром Итиля и Булгара Святославом – пострадали важные промежуточные пункты торговли. Есть и другие версии, но нам сейчас не принципиально, почему славная Бирка просуществовала еще менее своего Ютландского сородича (да и по площади уступала – 12 гектар). Важно лишь то, что в последней четверти X века торговое место перестало котироваться купцами, центр балтийского товарооборота сместился, учитывая, что и счастливая звезда Хедебю уже клонилась к закату, у нас остается лишь один претендент на первенство – это Готланд.

Можно еще вспомнить норвежский Каупанг (или же Скирингссалем) во внутренней части Осло-фьорда, но и по количеству находок (особенно монет), и по толщине культурного слоя этот населенный пункт никак не дотягивает ни до Бирки, ни до Хедебю, хотя связи между оными центрами прослеживаются.

«Земля гутов»

Итак. Мы с вами договорились до того, что с последней трети-четверти IX века лидирующие позиции в делах меновых на Балтике захватывает Готланд. Это не означает, что до того времени остров был пустынен, а его редкие обитатели лишь рыбной ловлей занимались – отнюдь нет. Готланд и сложившийся там уклад, субкультура уникальны, и существовали гораздо более продолжительный отрезок времени, нежели пару-тройку веков. Если Бирка и Хедебю – это центры торговли, из-за последней и для неё же появившиеся, то наш сегодняшний объект обсуждения – это клочок суши, с которым связана история отдельного племени, обладавшего своей культурой и наречием. К сожалению, гутнийский язык ныне мертв, однако диалектные формы заметны даже в современном шведском.

Само название, что на теперешнем шведском (Gotland), что на более древнем гутнийском (Gutland) – это не что иное, как «земля готов (гутов)». Вот тут мы рискуем унестись в полете фантазий до масштабов колыбели германской цивилизации и истоков Великого переселения народов. Сами посудите: готы именовали себя «народ гутов», у нас тут «земля гутов», мало? Давайте подбросим дровишек. Иордан (VI век) в «Гетике» сказывает, что готы отплыли от острова Скандиа на трех кораблях и направились к другому берегу Балтийского моря, который после заселения пришлым племенем получил наименование Gothiscandza («готский берег»). Считается, что это были земли в устье Вислы, а некоторые возводят название польского Гданьска именно к этому скандинавскому топониму, пусть и переиначенному. В позднейших русских летописях тем же готским берегом называли как раз Готланд, но это уже совпадение.

Идем далее. Во втором веке народец, заселивший низовья Вислы пришел в движение и его дальнейшую историю вы, вероятно, знаете. Чтобы подытожить обозначенные намеки на то, что остров был колыбелью готов как таковых, приведу слова господин Гухмана из его труда «Готский язык», лучше него все равно не скажу: «Топонимика и некоторые особенности древнегутнического диалекта, на котором говорило в средние века население острова Готланд, дают основание предполагать, что именно здесь была первоначальная родина готов. Однако археологические данные не только не подтверждают связей Готланда и района поселения готов на нижнем течении Вислы, но они не дают основания и для предположения о выселении с острова к концу I века до н.э. значительных этнических единиц». Добавлю, что археология, скорее, указывает на связь «готского берега» и областей Средней Швеции. Но точку в этом вопросе пока что не поставили. Не раз и не два бывало, что новые находки меняют привычную расстановку акцентов и мнений. Как бы то ни было – история любопытная. К слову, несмотря на близость большой земли, проживавшие на острове люди смогли сохранить обособленную культуру, да и язык до сих пор с диалектами. Полноценно завоевывать этот морской анклав начали лишь в XIV веке, и только с 1679 года остров окончательно отошел к Швеции.

Однако вернемся в Эпоху викингов. Что же мы знаем о роли острова в балтийской торговле, анонсированной ранее? Тут нам придет на помощь археология – об интенсивности купеческой деятельности можно судить хотя бы по находкам привозных вещей и, конечно, монет, перманентно «всплывающих» то тут, то там. По части найденных кладов у Готланда нет соперников – здесь обнаружено около 90 тысяч целых и порядка 17 тысяч фрагментарных платежных единиц. Для сравнения во всей Швеции (вместе с Биркой) найдено около 40 тысяч металлических денежных знаков. Да что Швеция! Примерно треть всего выкопанного в Скандинавии арабского серебра обнаружено в схронах острова! Напомню – в раннем Средневековье в Европе не было собственных источников аргентума, весь драгоценный металл был привозным. Причем по монетам можно отслеживать основные направления торговых (и не только) контактов гутнийцев: в IX – X веках это, преимущественно, арабские деньги; с 950-х (как раз Бирка начала угасать) и на стыке тысячелетий начинают преобладать монеты немецкой чеканки – в Граце нашли драгоценных залежи, и Европа получила «своё» серебро; ну а позднее, в XI веке, на остров полился поток драгоценностей английского происхождения, что не должно удивлять, вы ведь помните о «датских деньгах», о том, что творилось на Британских островах к концу Эпохи викингов?!

Это мы не берем в учет торгового баланса примерно 1500 римских монет – напрямую жители Готланда с Римом (пока он еще существовал) не контактировали. Зато связи с Русью, например, с Новгородом более чем очевидны – не зря чуть позднее на Волхове стоял Готский двор, и наличествуют археологические находки «нужного» нам периода, дублируемые в обеих исторических областях. Ну и уникально-готландскую женскую фибулу («медвежья голова») найденную в Ладоге, все на том же Волхове, не будем забывать.

Подытожим за нас самих: КИР «Jarnsida» сосредоточил все свое внимание на острове Готланд, потому что это не только кусок суши в море, но и интереснейший самобытный регион с многовековой (уже ко времени начала Эпохи викингов) историей, многие нюансы которой нам кажутся весьма любопытными.

Заключение

Думаю, достаточно на сегодня, подведем черту. Не существует региона и направления в реконструкции «лучшего» или «худшего», чем любой другой – каждый выбирает для себя сам. Главное, чтобы вы выбирали с умом! Задача статьи лишь собрать в одном месте обзорную информацию по ключевым точкам реконструкции жителя Скандинавии раннего Средневековья. Заинтересовавшиеся найдут подробности в специальной литературе (крайне рекомендую) или спросят у старших товарищей (тоже вариант). Ведь часто приходится слышать, что условный «викинг» «оттуда-то родом», а о месте «исторической» родины сей господин(-жа) и пару слов связать не может. Нехорошо как-то – тем более не хорошо, что вторую жизнь мы проживаем в мире древних саг и сказаний, изустно передававшихся из поколения в поколение. Во времена, когда забывший историю своего рода вряд ли мог рассчитывать на что-либо кроме порицания: тут даже не 7 колен вспомнить требуется, а всего-то о месте «жительства» рассказать…

Успехов вам!